ivannikov_ru: (NB)
[personal profile] ivannikov_ru
83093_original
Роман Шмарако́в, писатель сравнительно молодой (см. фото) и раздражающе талантливый ([livejournal.com profile] roman_shmarakov), написал новую книгу – готический роман; детектив с привидениями.
– Да?
– Нет! – хотя, конечно…
Привыкай, читатель! Тебя будут водить за нос, обманывая на каждом шагу. "На каждом шагу" – это буквально. Ибо и привидение, и старинный особняк – как и обещано – присутствуют, как и два очаровательных зануды, что шляются в твоей компании по тому особняку в поисках выхода.
Ну, читатель, теперь ты понял о чём книга? да? – Нет! Тебя опять обманули!

Но лучше всё-таки по порядку.
Открываем книгу, и первый, кто нас встречает – пока ещё не развернулись основные криминальные события – это язык.
А язык сего произведения хорош вне всяких скидок, – витиеват, насыщен, метафоричен и безжалостно поэтичен.
Временами, особенно в начале, даже слишком.
Как хотите, но для меня несколько страниц текста подряд, где каждая новая фраза является законченной, разветвлённой в себе, метафорой – при условии, что речь идёт не о стихотворении в прозе – немного перебор!
Впрочем, как только начинаются диалоги, частота злоупотребления метафорами уменьшается до вполне приемлемой, и в дальнейшем, до самого конца, остаётся изысканным украшением повествования.

Здесь, по-видимому, надо оговориться, что столь искусное владение стилем для Шмарако́ва отнюдь не случайно. Как-никак автор – филолог, лингвист-латинист и, судя по всему, весьма хороший переводчик.
Здесь – однако – засада!
По моим, не претендующим на всеохватность, наблюдениям переводчики, и прежде всего, хорошие переводчики подчас разделяют своеобразную профессиональную деформацию с хорошими актёрами. Те и другие настолько глубоко склонны совмещаться со своими "работодателями", что, потом, им бывает сложно генерировать собственный оригинальный творческий контент.
Шмарако́в виртуозно обходит это возможное затруднение. Как? – Его роман написан в лучших традициях постмодернизма. Он создаёт роман-лабиринт, роман "разбегающихся дорожек", роман им. Игры В Бисер.
В качестве первичного материала выступают Сенека, Поэ, Джером-ко-Джером, Борхес, Гофман, Чаянов и, конечно, Гессе, – список далеко не полный!  Из них заваривается крутой сбитень, в котором все переходят во всех, и который имеет четко выраженные признаки уникального текста.
Далее, на эту основу ложатся многочисленные отступления, отчасти не касающиеся, а отчасти, как раз, касающиеся многочисленных античных авторов. И здесь, снова, засада!

Шмарако́в настолько наполнен античностью, что просто не мог не поделиться любовью к ней со всеми активно действующими персонажами.
Только не подумайте, что это плохо! Это замечательно смотрится в ткани текста, придавая ему то слегка нелепое очарование, которого бывает так трудно добиться. Sapienti sat! Но…
Но я-то не латинист. Как, думаю, и большинство потенциальных читателей.
В результате, боюсь, я многого лишаюсь за невозможностью сравнить оригинальное содержание той либо иной древней истории с её изложением в романе.
Вот если бы текст романа был снабжён развернутым комментарием, наподобие некоторых изданий Библии и "Алисы"… Кстати, Льюис Кэрролл тоже входит, по моему мнению, в число породителей романа.

Теперь, для полноты картины, надо бы процитировать что-нибудь из "Каллиопа, дерево, Кориск" в качестве иллюстрации ко всему, что я тут наговорил. Но очень не хочется спойлерить. Впрочем, думаю, если взять цитату ближе к началу романа, беда будет не велика. Итак:

"Подобно тому как вакханки, о которых Плутарх рассказывает, что среди своих скитаний они уснули на площади во вражеском городе, пробужда­ются, когда вытрезвилось священное исступле­ние, и видят, что окру­жают их места чужие и неблагосклонные, так и я, дорогой Fl., словно обуянный божеством дружбы, озираю края, в какие оно меня занесло, и сопоставляю свою дерзость со скудо­стью средств, из коих придется за нее расплачиваться. Вы хотели от меня рассказа – я обещал его и не могу взять обещания назад; но чтобы в этой просьбе не начали поневоле раскаиваться и Вы, воо­ружи­тесь снисходительно­стью, ибо доселе не изыскано лучшее средство получать удовольствие от чу­жой бездарности."

В завершение должен сказать, что, хотя "Каллиопа, дерево, Кориск" и не единственная книга  Шмарако́ва, других его произведений мне читать не привелось. Но эта меня полностью очаровала.

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

March 2015

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
222324252627 28
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 02:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios