Н.Н.Н.

Aug. 7th, 2013 12:34 pm
ivannikov_ru: (СТИХИ)
Ночь наступает напролом,
Закатом улица поката,
Птенец с подрезанным крылом
Не улетит от супостата
Хвостатой выправки, чей взгляд
Полуопущен-полузорок…
Так пой, пока в глаза глядят!
Пой темнотой сердечных створок!
Пока ещё закат горит,
И ночь рождает шум прибоя,
Не сыщешь смысла говорить –
Лишь петь – дыханьем – в перебоях!

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Трудно Авелю с Каином примириться:
Оба корня Адамова – суть – ясновидцы.
Один к славе своей под ножом подступает,
У другого печать на челе проступает.

В двух язы́ках прочтённая, горькая повесть,
Уходящая ко́рнями в древнюю совесть.
Наползает туман, словно милость пожертвованная,
То Адама Адам убивает близ жертвенника.

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Падай в ладони лбом,
Словно во сне горячем,
Словно сгоревший дом
Недра квартир не пряча,
Словно с самим собой
Скрип проржавевших петель…

Каждый из нас – изгой.
Всё – благородный пепел.

Небо сгорит дождём,
Руки сгорят в объятьях,
Память сгорит стыдом,
Горе истлеет платьем,
Гвозди источит ржа,
Высохнет дно колодца, –

На острие ножа
Держится первородство.

ivannikov_ru: (СТИХИ)

Гражданам Кале

Так много потерять и выжить как они...
Проклятием твоим, единственный мой город,
Мы живы до сих пор. В глаза мои взгляни —
Так много потерять, и выжить как они!

Что в нас кричит и рвется искони
Лишь голосом твоим, что близок, но недорог?
Так много потерять и выжить, как они,
Проклятием твоим, единственный мой город!

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Любовь творит, и обретает муку,
Родит себя из блуда и вины
Как музыка, подвластна только звуку
Надтреснутой соборной тишины.

Любовь врачует, не взымая ренты,
Оставив, по ненужности, крыла,
И, словно в опасеньи конкурента,
Собор сжимает туже купола.

Раскол плодит раскол, как слово – слово,
Но тишину рождает тишина.
В непониманьи языка чужого
Мне музыка всё объяснит сполна.

Всё – тишина. Всё тишиною дышит
И широко ступает, уходя,
Та музыка, что тяжелей и тише,
Чем пальцы опоздавшего дождя.

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Ужасная весна, но мы ещё в седле,
Но мы ещё поём стреноженные песни
О розе и золе, о небе и земле…
Как трудно умирать в открытом поднебесье,
Когда лишь краткий век, скользящий в пустоту,
Ты с миром правил связь, чтоб навсегда остаться,
Жить в четырёх стенах, как пламя на ветру,
И сладостно любить, и горестно прощаться.

Ты виноват во всём, но в чём ты виноват?
Ты – первенец любви, жестокой и усталой,
И землю исходил, и вот пришёл назад,
Ты не был, или был, но и тебя не стало…
Как пережить покой, и страх, и клевету,
С молитвой на зубах, хулой и святотатством,
Когда на высоте крест тянет в высоту,
И горестно прощать, и тягостно прощаться!

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Прочти Матфея, Марка и Луку,
И не уберегись от Иоанна,
И в каждый стих, и в каждую строку
Вложи персты как в гвоздевую рану.

Долг красен долгом, а не платежом.
Платить? мы не расплатимся с Тобою,
Лишь пальцы свежей кровью обожжём…
Что ж! даже это может стать судьбою.

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Это солнце на закате,
Это дерево в тени,

(Как мы, всё-таки, некстати,
И одни, и не одни!)

Этот отзвук колокольный,
Эти в лужах пузыри:

(День Господний – крест исподний
Очарованной земли.)

Кружевная подоплёка
Городскому миражу…

(Я тебя не пощажу
Ради памяти высокой.

Ты замкнёшься в тишине,
Обхватив себя за плечи.)

На сегодняшней войне
Нечем крыть и хвастать нечем.

АЗИЯ

Mar. 15th, 2013 07:51 pm
ivannikov_ru: (СТИХИ)
Костры освещают громады пустые домов.
Вселенский сквозняк задувает свечу голубую.
И в вихре провидческих и неразгаданных снов
Покорно вступаем мы в ночь, словно веру другую.

Над городом сонным стоит безучастно луна,
Боясь оступиться, кривясь как больная актриска.
Прости меня, Боже, дозволь пиалу мне вина!
Я знал Тебя прежде, горящим кустом тамариска.

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Ищу в созвучьях тишину,
Всё понемногу забывая,
Одну опасную струну
Ещё никак не задевая.

Что делать – музыка больна
Хоралом, мессой или фугой,
Её невольная вина –
Вина обманчивого друга,

Не всё же ей хрипеть в орган,
И жизни суетной дичиться,
С Ро́мулом Рему выкорм дан
Прекрасной музыкой-волчицей!

Ты – лишь тогда, когда и – я,
Но даже это много чаще,
Чем эта музыка зверья,
Поющая из звёздной чащи,

Чем эта музыка светил,
В созвучьях тишина в избытке,
Но белые сочатся нитки,
И небо падает из дыр.

Метель. Как кокон, тишина.
Приветствую тебя, начало!
Моя опасная струна
Ещё никак не прозвучала.


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Вместо названья –
Время изданья,
– Тин-дили, тим-били, тин, дили-бом! –
Тихая повесть,
Мягкая сказка,
Ветреный поезд
Синей окраски,
Вместо названья – сумрачный сон.

Как ни печальна,
Как ни прекрасна
Тихая повесть,
Мягкая сказка, –
(Тин-дили, тим-били, тин-дили, бом!)
Сон осторожен,
Сон безучастен –
Снегом творожным,
Или, отчасти,
Брошенный дом, обречённый на слом.

Сон отворяет
Гулкие двери,
Снег отлетает
С сумрачной тверди,
Не к чему знать, что случится потом.
Спят на планете
Взрослые дети.
Тин-дили, тим-били, тин-дили-бом.


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Т.

Тема:

Створожено небо
И падает в слякоть
Мгновеньями снега –
Растаять и плакать,

В последней декаде
Декабрьской лени
Живёт снегопадом
Пяти измерений

Неистовый снег –
Неизбежная совесть.
Грохочет во сне
Суставами поезд,

С трудом продерясь
Между пальцев ладони,
Цепляет за ветви
Последним вагоном.

Чту эту погоду,
Что глупо двужильна
И лжива в угоду
Полёту снежинок,

Другого резона,
Другого устава,

Другого сезона,
Поры ледостава.

Худое кашне.

Неоплаченный полис.

Бессмысленный снег.

Бесконечная повесть.




 Вариация:

Небо – створожено –
Падает в слякоть –
Так осторожно,
Что не заплакать.
В бурое месиво
Прёт снегопадом
Странного месяца
Третья декада.

Мукою тяжкою
Не остановишь
Неба летящего
В окна становищ;
Любим ли чаще мы
В жизни накатанной
Кровоточащие
Плечи закатные?

Жить ноздреватым,
Как бы воспалённым –
Ночь вызревает
Коркой солёной –
Неизлечимым
И обреченным,
Скрывшим личину
Снегом Вечерним!

Времени таинство.
Снега неистовство.
Нам причитаются
Тихие пристани.
Мальчики – догола –
Под ноздреватый!
Самая долгая
Ночь назревает.


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Снегами какими? –
Которых не сыщешь!
Снегами босыми, которых не сыщешь,
Немотствует альфа; но выдаст омега –
Весёлая смальта пологого снега –
Пассаж за пассажем.
Как небо туманно!
Звездянная пряжа. Небесная манна.
Мы бредим снегами, и это нам внове:
Так пахнет слезами в оставленном доме.


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Не осуждай меня, друг милый,
Как ты не осудил бы зла,
Когда бы знал, Чьей тайной силой
Мне память душу сберегла.

О, эта смерть, о, эта ложность
В остановившейся крови!
И эта жалкая ничтожность
И вдохновенья и любви.

На круг каких ещё печалей
Мы были Духом введены,
Пока себя не повстречали
Меж суеты и крутизны,

За шаг от тщетности открытий,
За два шага до тишины,
Когда в безумии открыты
Глаза и видят только сны.

Когда б ты знал, какою силой
И в Чьём мы плавились огне!
Не предавай меня, друг милый,
Не предавай себя во мне.


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Пусть даже в скорби – ум медитативен:
С чего начнёшь – всё приведёт к началу,
Где дерево цветёт, Господь – наивен,
И знанье только породит отраву.

Ещё любовь не породнилась с телом,
И Каину рождаться нет причины,
Ещё за человеческим пределом
Добро и зло во зле неразличимы.

Ещё цветёт бездумное творенье,
Уже плоды предательские зреют,
И тайные пружины преступленья
Уже надёжно смазаны елеем.


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Не будем сожалеть
О времени пустом.
Нам выпало гореть
Оранжевым кустом.
Не будем сожалеть
Над пустословьем ран,
Пока играет медь,
И водоточит кран,
Пока веретено
Вращается в руке,
Пока заведено
Сердечко на руке.

Остановить часы –
Остановить мгновенье –
Не станут ли пусты
Глазницы вдохновенья?
Кто помнит тишину? –
Да разве в этом суть!
Я время не верну,
Мне время не вернуть,
Уж так заведено –
Плыть в медленной реке,
Пока заведено
Сердечко на руке.

Так вера мерит грусть,
Так совесть ждёт огласки, –
Кто помнит наизусть
Конец любимой сказки:
Сердечко в золотой
Коробочке поёт,
И песенке простой
Кто верит наперёд?
Нам выпало стареть
Меж праздников и буден.
Не будем сожалеть
О времени, не будем!


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Я слышу как листья крадутся аллеей,
Я слышу как письма в анналах стареют,
Я слышу, по поступи тьму различая,
По крыше, по остову,
Мглей и горчая,
Проходит последняя,
Чёрная стража,
И ветер всё медленней,
Гибельней пряжа.

Но в каждом звонке – колокольцы Валдая,
И времени нет,
И беда молодая,
Как жёлтый билет, прилепляется к стёклам –
Осенний скелет?
Апельсинная корка?
Обглоданный свет, безучастный как стража?
И ветер всё медленней,
Гибельней пряжа.

Но с каждой минутой
Всё туже эклога,
И нетто и брутто
Постылого слога:
Сквозняк проникает, сквозняк понимает,
Где плачется Каин, где прячется Авель, –
Отдать его веденью помыслы наши!
И ветер – всё медленней,
Гибельней пряжа.

Что делать,
Каким прозябать бездорожием?

А ветер всё медленней,
Ветер всё строже…


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Об октябре. В который раз
Оплакать все его погосты.
Его растянутые вёрсты
Кто ни оплакивал из нас,
Кто ни стоял у тех оград!

Давным-давно уснули дети,
И очумелый листопад
Прохожему на шляпу метит.
Как жалок этот жёлтый грим,
Когда до времени и срока
Ты понимаешь – жизнь жестока,
И будет комом каждый блин!

Но – верю! – в октябре пустом
Опять начнётся бабье лето.

За подмороженным окном
Трещат сухие кастаньеты
Опадших листьев. Странный свет
Сквозит в провалах чёрных веток,
Дрожит рука, и сигарета
Роняет пепел на паркет.

Об октябре, где горечь дат,
Где лист продрогший и осенний, –
Благословлять его висенье,
Не оглянуться бы назад!
И всё, что сбудется потом,
Души уже не растревожит,
И память на слова умножит
Всё, что добыто октябрём.

ivannikov_ru: (СТИХИ)
…Восплачь над безысходностью уходящего времени, Друг Века, дождливой темной ночью,
как плачу я!
Ведь я Тебя не знаю, не узнаю, не захочу узнать.
Так плачут по усопшим на свежих могилах; не так ли – в раскаяньи – пред иконой,
не так ли – я – бумажными слезами, –
нет, разумеется, –
но – время – по себе – не так ли?

За чистую монету скорби плачу:
— Господи, милостив буди мне грешному! —
Сохрани мой пепел и пепел этих страниц, осеннюю золу предай забвению,
и плачь со мной, Друг Вечности, ведь любовь Твоя уже наступила, пока мы спали.
И дождливая темная ночь…


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Кто ты, откройся, не таясь!
Согласно музыке и ГОСТу,
Какая вера занялась
Вчера на пасмурном погосте,
Когда багровая листва
Вдруг на ветвях не удержалась,
Пустые путая слова,
Какая вера возрождалась,
Облезлым каменным крестом,
И жаркой ягодой рябины;
Какой Господь за тем кустом
Сидел, кошачью выгнув спину,
Господь бездомных воробьев,
Господь больной листвы осенней,
Господь, покинувший жилье,
Господь, пришедший во спасенье;
И вера, выпростав крыла,
Глумясь над кладбищем понурым,
Как росчерк на душу легла,
Как нотный знак на партитуру, –
Храни отметину, душа,
Не выпускай волшебной нити,
Бог на конце карандаша…

Но я забылся, извините.


March 2015

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
222324252627 28
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 03:18 am
Powered by Dreamwidth Studios