ivannikov_ru: (СТИХИ)
Падай в ладони лбом,
Словно во сне горячем,
Словно сгоревший дом
Недра квартир не пряча,
Словно с самим собой
Скрип проржавевших петель…

Каждый из нас – изгой.
Всё – благородный пепел.

Небо сгорит дождём,
Руки сгорят в объятьях,
Память сгорит стыдом,
Горе истлеет платьем,
Гвозди источит ржа,
Высохнет дно колодца, –

На острие ножа
Держится первородство.

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Чтобы свалиться с крыши,
Надо залезть повыше,
Чтобы залезть повыше,
Надо любить Вождя…

Дождь – то смелей, то тише,
Дождь никого не слышит,
Дождь по асфальту пишет

Екклесиаст дождя:

"Всё суета! на деле
В небе сплошные мели,
Чтоб облака сидели
Все по своим местам,

Чтоб не блуждали, чтобы
Дождь полонил трущобы
В час искромётной злобы
И затерялся там,

Чтоб, обделённый пищей,
Жил как церковный нищий,
Паперть – ему жилище,
Слякоть – ему в друзья."

…Если подняться выше,
Можно увидеть крыши
Он бы поднялся выше,
Только уже нельзя.

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Он (и к нам) приходил,
Сидел у костра,
Говорил, что к утру мир сгорит дотла,
Говорил, что останутся
Он и мы,
Потому что миру мы не нужны,

Говорил, что мы соль, говорил, что свет,
Говорил,
У него был на всё ответ,
Что отец у него мера всех мерил,
Говорил,
Говорил.

Мы сидели вкруг,
Мы глядели в ночь,
(Да и чем мы могли ему помочь!)
Он, конечно, прав,
Мир, конечно, плох,
Так и он не бох.

А он всё говорил.
(Не мешали. Пусть!)
Сквозь слова в словах проступала грусть.
Ведь у каждого есть,
Что сказать другим.
Те слова, как дым!

А, когда ушёл,
За его спиной
Мрак сомкнулся,
Ветхий
И шерстяной,
Ни один из нас не заметил след.

Догорел костёр.
Наступил рассвет.

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Душу мою усопшую помяни!
В том, что неугодна была пред Ним,
В том, что гноилась блудом чужой вины, –
Гноем к земле ушла, в облака – как дым,
Телом разбуженным правя в ночном бреду,
Мучила память звуком шальной струны,
И умирать учила семь раз в году…
Душу мою нетленную помяни!

Где понятые крови моей? – они
Шепчут слова забытые, как и я:
Душу мою воскресшую помяни,
Господи, Духом Владычным храни ея.
В мире, где лжёт провидец и лжёт пророк
Душу мою ослепшую сохрани
Там, где стихи читаются между строк,
Белою тишиною полонены.


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Когда мы были большими,
Деревья были с паршою,
И небо было большое,
И жизнь казалась паршива.

Мы жили жизнью паршивой,
Одни, в паршивых обоях,
Промеж Коровой и Шивой,
Промеж Христа с Иеговой.

Чертили тёмные руки
Давно привычные жесты,
И мы смотрели без скуки
На детство наше из жести.

Сквозь земляничный румянец
Мы всё ж боялись огласки,
И гомерично смеялись
В лицо посмертные маски.


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Когда мы были большими,
Деревья были с паршою,
И небо было большое,
И жизнь казалась паршива.

Мы жили жизнью паршивой,
Одни, в паршивых обоях,
Промеж Коровой и Шивой,
Промеж Христа с Иеговой.

Чертили тёмные руки
Давно привычные жесты,
И мы смотрели без скуки
На детство наше из жести.

Сквозь земляничный румянец
Мы всё ж боялись огласки,
И гомерично смеялись
В лицо посмертные маски.


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Небо отражается в нас,
словно в осколке ртутного зеркала ночи,
ртутного зеркала одиночеств
луж, воспалённого зеркала глаз,

зренья, подобного тонкому льду.
Если принять пульс карманных, каминных,
башенных, – память корябает мины
ретушью времени… Я не могу

произнести приговор часовой
над всеми, любимыми мною когда-то!
Небо вращается циферблатом.
Звёзды стекают по мостовой.


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Небо отражается в нас,
словно в осколке ртутного зеркала ночи,
ртутного зеркала одиночеств
луж, воспалённого зеркала глаз,

зренья, подобного тонкому льду.
Если принять пульс карманных, каминных,
башенных, – память корябает мины
ретушью времени… Я не могу

произнести приговор часовой
над всеми, любимыми мною когда-то!
Небо вращается циферблатом.
Звёзды стекают по мостовой.


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Как безбожно мы обрусели,
Как беспомощно раздвоились,
Что душа в древовидном теле
В постояном живёт испуге…

Мы не знали другой отчизны
Кроме неба над головою,
Кроме счастья расцвесть травою,
Оплетя гробовые плиты.

Но недолго побывший с нами
Нас учил не спеша и просто:
Лишь идущие вместе с нами –
Наши братья и наши сёстры.

Патриоты земного шара,
Мы устали, а путь всё круче,
Всё, что нам по пути мешало,
Мы оставили по дороге.


Отворяйте литые двери,
Растерявшие мир и память,
Мы стоим у ворот веками,
Дети гнева, любимцы боли.

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Как безбожно мы обрусели,
Как беспомощно раздвоились,
Что душа в древовидном теле
В постояном живёт испуге…

Мы не знали другой отчизны
Кроме неба над головою,
Кроме счастья расцвесть травою,
Оплетя гробовые плиты.

Но недолго побывший с нами
Нас учил не спеша и просто:
Лишь идущие вместе с нами –
Наши братья и наши сёстры.

Патриоты земного шара,
Мы устали, а путь всё круче,
Всё, что нам по пути мешало,
Мы оставили по дороге.


Отворяйте литые двери,
Растерявшие мир и память,
Мы стоим у ворот веками,
Дети гнева, любимцы боли.

Э.З.К.

Mar. 1st, 2011 04:54 pm
ivannikov_ru: (СТИХИ)
Этот зловещий кобальт
Снегов подвенечных.
Словно монету, слово
Ты обронишь случайно.
Словно во славу Бога,
Чем ты живешь, предтеча
Нашей последней ночи,
Вздрагивая плечами?

Нет, не ночного неба,
Дня, что смелей и выше,
Как мы боялись!
"Верить, –
Ты нам ответил, – всуе…"
Серая кошка утра
Крадется пыльной крышей,
Спит оракул погоды,
Ноль на клавиатуре.

Кто – домовой запечный
Или сверчок шестковый?
Скорбью сокрыты плечи,
Не забывай, не надо,
Это седое небо!
Музыка далеко ли,
Близко ли, не ответишь,
Снежная колоннада.

Если шалит погода из суеты извечной,
Если простит Предвечный,
Если Его простили…
Мне не откажут в просьбе
Горькие эти плечи.
Запахом снега млечным
Пахнет в моей квартире.

Э.З.К.

Mar. 1st, 2011 04:54 pm
ivannikov_ru: (СТИХИ)
Этот зловещий кобальт
Снегов подвенечных.
Словно монету, слово
Ты обронишь случайно.
Словно во славу Бога,
Чем ты живешь, предтеча
Нашей последней ночи,
Вздрагивая плечами?

Нет, не ночного неба,
Дня, что смелей и выше,
Как мы боялись!
"Верить, –
Ты нам ответил, – всуе…"
Серая кошка утра
Крадется пыльной крышей,
Спит оракул погоды,
Ноль на клавиатуре.

Кто – домовой запечный
Или сверчок шестковый?
Скорбью сокрыты плечи,
Не забывай, не надо,
Это седое небо!
Музыка далеко ли,
Близко ли, не ответишь,
Снежная колоннада.

Если шалит погода из суеты извечной,
Если простит Предвечный,
Если Его простили…
Мне не откажут в просьбе
Горькие эти плечи.
Запахом снега млечным
Пахнет в моей квартире.

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Тот, кто мрёт, всегда предаёт живых,
Долог перелёт из Сюда – Туда,
Отраженье неба в воде дрожит,
В отраженьи неба дрожит вода.

И ни зги, хоть душу сожги дотла,
Нерушим покой, недвижим полёт,
В этом мире нет ни добра ни зла,
И неясно кто кого предаёт.

За движеньем маятника следи,
Отраженье тени лови рукой,
Всё твоё прошедшее – впереди,
Ждёт тебя, ушедшего, за рекой.

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Тот, кто мрёт, всегда предаёт живых,
Долог перелёт из Сюда – Туда,
Отраженье неба в воде дрожит,
В отраженьи неба дрожит вода.

И ни зги, хоть душу сожги дотла,
Нерушим покой, недвижим полёт,
В этом мире нет ни добра ни зла,
И неясно кто кого предаёт.

За движеньем маятника следи,
Отраженье тени лови рукой,
Всё твоё прошедшее – впереди,
Ждёт тебя, ушедшего, за рекой.

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Эх, поэзия, ком да блин,
Дырка от бублика, циферблат, зеро –
Дайте мальчику стрихнин,
Объясните для чего.
В воздушных пространствах царит Луна –
Голого смысла шальное такси, –
Господи, душу мою спаси,
Мне она, пожалуй что, не нужна…
Мат переходит на строевой шаг,
Город – как жемчуг,  оправлен в ночь,
Если бы было с чего начать,
Так бы и начал, точь-в-точь:

"Эх, поэзия, ком да блин,
Голого смысла шальное такси…"
— Дайте мальчику валокордин,
Господи, душу его спаси! —
В воздушных пространствах царит Луна,
Дырка от бублика, циферблат, зеро.
Душа мне нужна или не нужна,
Объясните мне, для чего?
Как бы в беспечности впопыхах
Не перешагнуть себя самого…
(Мат – просто очень поспешный шах!)
Что-то не так на оси часовой…

Эх, поэзия, блин да ком!
Душа натужна и не нужна.
В небо уходит лёгким парком
Голого смысла шальная Луна.
Город, как жемчуг, оправлен в ночь.
Если бы было с чего начать,
Так бы и начал, точь-в-точь,
Если бы было с чего начать…


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Эх, поэзия, ком да блин,
Дырка от бублика, циферблат, зеро –
Дайте мальчику стрихнин,
Объясните для чего.
В воздушных пространствах царит Луна –
Голого смысла шальное такси, –
Господи, душу мою спаси,
Мне она, пожалуй что, не нужна…
Мат переходит на строевой шаг,
Город – как жемчуг,  оправлен в ночь,
Если бы было с чего начать,
Так бы и начал, точь-в-точь:

"Эх, поэзия, ком да блин,
Голого смысла шальное такси…"
— Дайте мальчику валокордин,
Господи, душу его спаси! —
В воздушных пространствах царит Луна,
Дырка от бублика, циферблат, зеро.
Душа мне нужна или не нужна,
Объясните мне, для чего?
Как бы в беспечности впопыхах
Не перешагнуть себя самого…
(Мат – просто очень поспешный шах!)
Что-то не так на оси часовой…

Эх, поэзия, блин да ком!
Душа натужна и не нужна.
В небо уходит лёгким парком
Голого смысла шальная Луна.
Город, как жемчуг, оправлен в ночь.
Если бы было с чего начать,
Так бы и начал, точь-в-точь,
Если бы было с чего начать…


ivannikov_ru: (СТИХИ)
I.  
У Господа Бога – больная печень,
Это многое объясняет.
Он в балетной пачке
Присел на карачки,
Царство Небесное
Всё никак
У Него не выходит.

II.
Хорда ¶R² – кратчайшее из расстояний,
Экстрасенс упрощает глупость пространства
Методом прямого тыка.
Если говорить с позиции вечности,
То всё равно ничего не видно.
И, если бы этого не было,
Это стоило бы придумать.

III.
Камень, негодный строительству,
Лежит основанием кладбища.
Спасибо, дедушка Ирод,
За наше счастливое детство!
Трепетна, как абстиненция утра стрелецкой казни,
История блудного шарика,
Сбежавшего из-под наркоза.

IV.
В падшем весёлом небе,
Расчерченном на землячества,
Плавает дохлый Ангел,
Обглоданный митохондриями.
Змей искушает Будду,
Червь искушает змея,
Sic transit gloria mundi,
И никто никому не мешает.

V.
Мудрость Творца соразмерна
Жизни как преступленью;
Чтобы забыть сомненья,
Достаточно не помолиться.

VI.
Уйма полезных советов
В растрёпанной Книзе Жизни,
И зрелая фига Познания
На вымаранной странице.

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Бабушка пела в церковном хоре,
Одной ногою стоя в раю,
Слегка шепелявя, сбиваясь в повторе,
Путая "амен" и "ай лав ю".

То голос рожном упирался в купол,
То плыл по кругу, как лавр в борще,
Вменяя властно потерю слуха
Как тихую радость живых мощей.

А всем казалось, что радость будет,
Когда старуха завянет в Твери…
Ведь где-то же есть счастливые люди,
Что в эту церковь не забрели!

А голос пел. Наказаньем клира
Творя гармонии наугад,
Причастный тайнам иного мира,
Мученьем вечным пугая ад.


ivannikov_ru: (СТИХИ)
Холод прильнул к земле,
Время моё над ним,
Время моё во мгле,
Что мне поделать с ним!

Небо моё во мгле,
И не горит восток
В мертвенной той золе,
Где тишины исток.

Путь мой в кромешной мгле,
Мост, разведён, застыл,
Сам я вор и наглец,
Сам я палач и стыд.

Свет фонарей за мглой
Высветил старую роль:
Что меня ждёт за углом? –
Сумасшедший Король!

Тема:ivannikov-ru.livejournal.com/84645.html

Вариации №№ 1-4:
ivannikov-ru.livejournal.com/84924.html
ivannikov-ru.livejournal.com/85452.html
ivannikov-ru.livejournal.com/85603.html
ivannikov-ru.livejournal.com/86167.html

ivannikov_ru: (СТИХИ)
Холод прильнул к земле,
Время моё над ним,
Время моё во мгле,
Что мне поделать с ним!

Небо моё во мгле,
И не горит восток
В мертвенной той золе,
Где тишины исток.

Путь мой в кромешной мгле,
Мост, разведён, застыл,
Сам я вор и наглец,
Сам я палач и стыд.

Свет фонарей за мглой
Высветил старую роль:
Что меня ждёт за углом? –
Сумасшедший Король!

Тема:ivannikov-ru.livejournal.com/84645.html

Вариации №№ 1-4:
ivannikov-ru.livejournal.com/84924.html
ivannikov-ru.livejournal.com/85452.html
ivannikov-ru.livejournal.com/85603.html
ivannikov-ru.livejournal.com/86167.html

March 2015

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
222324252627 28
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 03:10 am
Powered by Dreamwidth Studios